Богдан: Чи не краще для Вас продати землю під ЛАЗом і повернутися у Росію?

Теоретически, если подходить к этому вопросу как к коммерческому предложению, то можна и землю продать. Вопрос только в цене. Но ЛАЗ для меня – это не только земля. Это важный бизнес-проект, цель которого сохранить и модернизировать известный на всем постсоветском пространстве и далеко за его пределами бренд. Уничтожить предприятие – легче всего, примеров этому достаточно и в самом Львове. А вот выпускать автобусы и коммунальный транспорт европейского уровня – это проект, который может дать толчок ко всему возрождению Львова.

Прокоп: Чому родина Чуркінів купувала бізнес в Україні? Чи в Росії для Вас не знайшлося місця?

Бизнес сегодня, в условиях глобализации, не признает национальных и государственных границ. Посмотрите вокруг, вы практически не увидете среи крупных национальных фирм. Украина же для меня – не чужая страна. Я здесь живу более 15 лет. Моя жена – украинка, дети родились в Украине. Я люблю эту страну и поэтому собирають принять украинское гражданство.

Уляна: На початку року йшли переговори про створення спільного українсько-іранського виробництва автобусів на базі львівського автобусного заводу. На якій стадії ці переговори перебувають зараз?

Такого рода конракты требуют длительных переговоров, иногда по несколько лет. В мире утвердилась практика, что такие наукоемкие и высокотехнологичные продукты всегда продаются с максимальными лоббистскими возможностями государства. В структуре стоимости новой техники 40-50% занимает конструкторские разработки, ноу-хау не только наши, но и всех наших поставщиков с Украины и других стран. Поэтому борьба на международном рынке за такого рода контракты разворачивается нешуточная, с вмешательством разных спекцслужб, дипломатических представительств и т. д. Мы же пока действуем силами службы безопасности нашего завода, нашего менеджмента и наших сотрудников. на Украине нет примеров успешных контрактов такого масштаба без участия государства. Если мы контракт этот исполним, мы сразу же поднимем над Львов огромный сине-желтый стяг, показывая этим, что что мы вступили в новую эру со значительным экспортным потенциалом нашей страны.

Андрей: Правда ли что вы материально поддерживали Майдан в 2004 году?

Да, поддерживал и свято верил, что добро всегда побеждает зло. Если бы это повторилось, то я бы снова поддержал, поступил так же, непередаваемые были ощущения близкого прихода справедливости, добра и всеобщего счастья.

Продовження чату читайте ТУТ